Персона недели. Саламбек Хаджиев, академик РАН, председатель Научного совета РАН по нефтехимии
Страница 7

-Какова ситуация с научными кадрами в системе РАН? Продолжают ли наши разработчики уезжать за рубеж?

-Нет. Все, кто могли уехать, уже уехали. Уехало довольно много. Однако многие поняли, что на Западе нас вовсе не ждали с чемоданами денег, в том числе потому, что мы не умеем продавать себя, а принимающая сторона умеет ставить жесткие условия, и многие из уехавших уже вернулись. В наших институтах отсутствует сегодня среднее звено. Есть молодежь, пришедшая в науку в новые времена, им 25-30 лет, и есть 55-летние специалисты – из тех, кто выдержал или не нашел себе другого применения в тяжелые времена. А средний слой, 30-50 лет, практически полностью вымыт – эти люди ушли в бизнес, строить нашу новую экономику. Это они построили «новую инфраструктуру страны». А мы не создали условия для того, чтобы они не захотели туда идти. Наши ученые ушли – ушли кормить свои семьи. Сейчас молодежь начала снова приходить в науку. Ситуация тут следующая. Примерно два-три человека с каждого выпуска на химических факультетах наших вузов готовы и могут остаться в науке. Последние пять лет таких ребят оставляли себе сами вузы. Только сейчас вузы немного насытились и начали отдавать специалистов в НИИ. Лет через пять нам будет доставаться довольно много. Постепенно мы кадровую проблему решаем. Нам бы еще помощь в приобретении или строительстве жилья для них и это бы воздалось сторицей нашей стране.

-Если бы существовало сейчас Министерство химической и нефтехимической промышленности, а вы были Министром, какие шаги вы бы предприняли для ускорения прогресса в научно-производственной практике?

-Вода не течет вспять. Министерство воссоздать невозможно, да и не нужно. Другая жизнь сегодня. Однако будь моя воля, я бы дал больше самостоятельности Академии наук. То, что пытается сделать система, забирая Академию под контроль, подразумевает под собой простую мысль: «Мы, чиновники, честнее, чем Академия наук». Почему депутаты или сотрудники министерства воображают себе, что они честнее ученых потратят деньги на оборудование и оплату сотрудников лаборатории? Хватит этой абсурдной позиции, которую занимает структура власти. Самое главное, конечно, – необходимо увеличить финансирование российской науки – не на уровне двух-трех модных направлений, а по всем участкам науки, задействованным в экономике и народном хозяйстве. При тех громадных финансовых накоплениях, которые появились у страны благодаря росту цен на нефть, мы тратим на исследования в доле от ВВП – в разы меньше, чем другие индустриальные страны. На Западе основным способом финансирования фундаментальной науки является система грантов. И это еще одна наша проблема. Наша система грантов создана по аналогии с той, которая применяется на Западе. Но имеется одна деталь. Такая система хороша, когда есть развитое гражданское общество, есть развитые и свободные средства массовой информации, которые контролируют деятельность чиновников. В тех случаях, когда эти исходные посылки отсутствуют, копирование западных схем превращается в пародию, так как появляются дополнительные направления бюджетного финансирования. Но это финансирование не приводит к результату, а лишь увеличивает уровень коррупции. Что касается инженерных центров, о которых в этом году шла речь на Московском международном химическом саммите, то их нужно непрерывно создавать, и это должно стать важнейшим направлением государственной политики. Говорить об инновационной экономике и не создавать собственное внедренческое звено, которое было разрушено самим же государством, надеяться, что рынок сам возьмет и восстановит его – это абсурд. Внедрение уже имеющихся разработок позволит России осуществить технологический прорыв.

Другие статьи из раздела

Мобильная молекулярная диагностика

Наши смартфоны мощнее компьютеров, которые использовались при запуске миссий «Аполлон». Но, что еще замечательнее, их возможности шире. Уже созданы специальные насадки, которые позволяют использовать смартфоны для микроскопии и даже для диагностики глазных болезней. А теперь американские ученые разработали насадку и программу для смартфона, чтобы превратить его в своеобразную минилабораторию для сверхбыстрой молекулярной диагностики.


Нанохимия – размерный предел химии?

...Похоже, да. Нанохимия – химия и технология объектов, размеры которых порядка 10-9м (кластеры атомов, макромолекулы). Нанотехнологии – это технологии, оперирующие величинами порядка нанометра. Поэтому переход от «микро» к «нано» – это...


069 Tm Тулий

Тулий ТУЛИЙ (лат. Thulium, у античных географов Thule — крайний север мира), Tm (читается «тулий»), химический элемент с атомным номером 69, атомная масса 168,93421, ранее химический символ...