Персона недели. Саламбек Хаджиев, академик РАН, председатель Научного совета РАН по нефтехимии
Страница 2

-Саламбек Наибович, Вы были министром химической и нефтехимической промышленности СССР. И так совпало, что это были годы перестройки. Как бы Вы охарактеризовали положение дел в вверенной вам сфере?

- По объему выпускаемой продукции в стране комплекс занимал второе-третье место среди всех Министерств. Мы очень много строили, постоянно обновляли оборудование и технология находилась на самом высоком уровне. Проблема была в другом. Вместо того чтобы формировать конкуренцию на рынке сбыта продукции, тогдашняя власть в лице первых лиц Совета Министров устроила конкуренцию между людьми. На всех предприятиях, не только нашего Министерства, начались выборы и перевыборы директоров трудовыми коллективами. Фактически власть организовала конкуренцию между «добрыми» и «недобрыми» начальниками, вместо того чтобы сформировать рыночную конкуренцию для качественной и некачественной продукции. В результате по всей стране произошла замена высшего кадрового состава по принципу доброты, а не компетентности, и начался развал производства. Были и другие серьезные причины, но отсутствие конкуренции продукции я считаю важнейшей.

-Почему вы ушли из правительства в 90-е годы?

-Это непростой вопрос. Когда началась перестройка и страна направилась к рынку, я создал условия для подписания межреспубликанского договора между всеми союзными республиками, на территории которых были предприятия химического комплекса Союза. Намечалось сформировать общесоюзный холдинг, своего рода акционерное общество, в котором каждая республика имела бы свою долю собственности и своего представителя. Этот подход поддержали Казахстан, Украина, Белоруссия, Закавказье, Узбекистан и даже прибалтийские республики. Такая система позволяла сохранить существующую технологическую цепочку, производственные связи, кадровый состав, выдержать давление, которому подвергалась промышленность в переходный период. Однако три человека решили, что жить все мы будем по отдельности. После того как прошел парад суверенитетов, «наверху» были приняты решения, направленные на разрыв связей и прекращение централизованного управления. Я был с этим категорически не согласен и ушел. В тот период я вернулся в Грозный и продолжил работу в «Грознефтехиме».

Другие статьи из раздела

Обострилась борьба за акции АХК «Азот» между «Газпромом» и «Нефтегазбанком»

18 июля в корпорации ЗАО «Азот» состоялась пресс-конференция, на которой президент «Азота» Георгий Брилинг обвинил своего акционера «Межрегиональную компанию по реализации газа» в присвоении почти 6% акций АХК «Азот», а...


Строительство нефтехимического комплекса в Атырау продолжается

В теперь уже далеком 2005 году было принято решение о строительстве в Атырауской области первого в Казахстане интегрированного газо-нефтехимического комплекса (ГХК) на базе нефтяных попутных газов месторождений Тенгиза, Кашагана и...


Johnson, Matthey приступает к рационализации производства

Компания Johnson, Matthey PLC объявила о том, что рассматривает возможность закрытия одного из заводов подразделения Colours & Coatings, расположенного в Meir (Северный Стаффордшир), на котором производятся краски и покрытия. Рассмотрение...