Пресс-конференция с председателем правления УК "Роснано" Анатолием Чубайсом
Страница 9

Газета.ру: Вчера Госдума опубликовала список предприятий, зависимых от иностранного программного обеспечения. РОСНАНО в нем на 70-м, то есть, самом независимом месте. Хотел бы узнать, во-первых, каким образом удалось достичь таких результатов? А во-вторых, как РОСНАНО участвует в программе импортозамещения ПО, и какие планы в связи с этим на 2015 год?

Чубайс: Тема импортозамещения в целом для нас более важна с другой стороны: не столько со стороны импортозамещения применительно к нашему софту. Честно говоря, он у нас довольно типовой: начиная от бухгалтерии и заканчивая инструментарием мониторинга проектов, который используется во всей private equity индустрии. Другая сторона этого дела состоит в том, чтобы создаваемые нами бизнесы обеспечивали импортозамещение — вот эта тема для нас сверхважна и сверхинтересна. К примеру, Газпром эту тему ведет у себя очень серьезно, по-настоящему, и не формально. Приведу пример: у Газпрома была программа, которая называется «Импортозамещение в трубостроении». Они ее решали поэтапно, решили ее с металлом, решили с трубами. Осталась последняя стадия, которая называется «покрытия для труб». И здесь была авторитетная европейская компания Borealis, которая держала примерно 90% рынка. Мы сделали проект по производству российских покрытий, который основан на российском IP. Проект доказал свою работоспособность. Мы сумели пройти все тестирования на трубных заводах, что было непросто, потратили на это пару-тройку лет, при поддержке Газпрома — иначе мы просто не смогли бы прорваться. Итогом является то, что наша компания Метаклэй в прошлом году увеличила объем выручки в 5 раз. Потому что она получила заказы от ТМК, ЧТПЗ и других производителей труб. Причем, заметьте, это произошло до девальвации. То есть, мы сумели примерно к осени прошлого года доказать Газпрому, что по параметрам цена-качество даже с тем курсом рубля мы находимся на уровень выше, чем мировые производители. А сейчас, когда на это еще накладывается двойная девальвация, понятно, что компания, конечно, будет просто взлетающей ракетой. Команда молодых людей во главе с Сергеем Штепа построили завод. Это наш пример сотрудничества с Газпромом. Что дальше происходит? Газпром говорит нам: есть изделие Х, которое сегодня, в силу: а)курса, б) понятных политических ограничений, мы не можем импортировать. Можете его изготовить на техническом уровне, который не ниже, а выше? То есть, процесс начинается со спроса! В этом смысле для нас импортозамещение в хайтековской части — важнейший приоритет. Тем более, что мы сопровождаем его одновременно высокотехнологичным экспортом. Доля экспорта из общего объема производимой нанотехнологической продукции у нас находится на уровне 24-25%.

Другие статьи из раздела

DSM не планирует приобретать фирму Rhodia

Голландская химическая компания DSM развеяла слухи о том, что продажа подразделения DSM Petrochemical (сумма, которую заплатит покупатель, саудовская компания SABIC, – 1,97 млрд долларов) открыла перед DSM дорогу для участия...


Крупнейшая в России отраслевая лента вынуждена сменить адрес в связи с захватом домена

Уважаемые подписчики, клиенты и партнеры RCC! В связи с захватом доменного имени rcc.ru бывшим управляющим и коммерческим директором компании RCC Фаресом Килци, редакция новостной отраслевой ленты, выполняя обязательства перед своими...


Monsanto предоставляет биотехнологические данные Китаю

14 марта компания Monsanto представила данные по генетически измененной сое правительству Китая с целью продолжения торговли этими широко выращиваемыми соевыми бобами Это первое представление документов по сое согласно новым предписаниям...