Наука в России или как распределяются средства на фундаментальные исследования
Страница 1

Отдел науки «Газеты.Ru» с помощью ученых составил картину того, насколько прозрачно и адекватно распределяются деньги на фундаментальную науку в России в президиуме РАН, в Российском фонде фундаментальных исследований и в Российском научном фонде. Оказалось, что проблемы есть везде и связаны они именно с отношениями внутри научного сообщества.

Второй грант РНФ

Российский научный фонд, созданный в прошлом году и являющийся теперь основным научным фондом России, определил победителей второго конкурса в своей истории — конкурса на финансирование проектов существующих научных лабораторий (кафедр). На конкурс было подано 1855 заявок из которых поддержан был 161 проект.

Среди победителей есть много известных ученых.

Например, академики РАН Валерий Рубаков, активный противник реформы Академии наук, и Рашид Сюняев, самый цитируемый отечественный астрофизик. В списке руководителей победивших заявок также присутствуют разработчик прибора DAN на марсоходе Curiosity Игорь Митрофанов и известный биолог и заместитель главного редактора газеты «Троицкий вариант — наука» Михаил Гельфанд. Собственно, в распределении по должностям руководителей поддержанных проектов лидируют заведующими лабораториями — 54. 19 руководителей заявок имеют должность директора, а 14 — заместителя директора. Так что из других известных имен есть те, которые, скорее, ассоциируются с понятием «научный функционер»: это, например, директор Физического института Академии наук (ФИАН) Геннадий Месяц.

В целом научное сообщество гораздо более спокойно восприняло результаты второго конкурса РНФ, чем первого. Если в конце мая интернет бурлил обсуждением результатов конкурса РНФ, а онлайн-интервью с генеральным директором РНФ Александром Хлуновым в редакции «Газеты.Ru» собрало более сотни вопросов читателей, то сейчас по этому поводу настоящее затишье. Отчасти это можно объяснить тем, что количество участников одной заявки было гораздо больше, чем в первом конкурсе, и, таким образом, количество «обиженных» ученых по определению оказалось меньшим, чем в прошлый раз. Кроме того, лето — это пора отпусков в научных учреждениях.

Другие статьи из раздела

Чему нас не учат в Школе, и почему мы так мало знаем о Жизни?

... логарифмы и интегралы. Мы с интересом подходим к освоению химии, тщательно вызубривая таблицу элементов Менделеева и проводим вечера за утомительным чтением параграфов биологии о строении амеб.Но, к сожалению, не каждый задумывается, будут ли полезны...


Данные исследований препарата Tamoxifen говорят не в его пользу

Замкнутый круг образуется при лечении больных раком печени и молочной железы препаратом Tamoxifen. Данные, полученные от независимых экспертов, говорят, что за последние тридцать лет смертность от рака печени возросла в...


Элементарно – Нано!

Яркий рассказ про "Нано-лабораторию", где дети–ученые конструируют новый мир, меняют внутреннюю структуру привычных вещей, совершенствуют и доводят ее до идеала.